Литературная студия

Курсы для писателей. Проза. Разбор текстов

Тайна старых записей…

Тайна старых записей…

парень Старые записи —  как обрывок сна.

Вроде как писал не ты. Кто-то очень знакомый, но не ты. Ты давно уже унесся вперед на резвой тройке, и та самая птица уже долетела до середины Днепра, да и Аннушка уже разлила свое масло… И что-то забытое и смутное шевельнется в груди и обожжет воспоминанием…

Нечто подобное случается со мной в последнее время. Когда периодически добираюсь до залежей старых записей.

Именно там можно обнаружить все самое гениальное, то что мы забыли. Наброски портретов, детали и море сюжетов, пришедших в голову во время пешей прогулки.

Если вы берете в руки старые записки, убедитесь в том, что впереди ночь, ибо разговор с самим собой бывает долгим…

Итак, обнаружила в одной из записных книжек трехлетней давности ценнейшую и , главное, структурированную информацию по писательству и сценаристике. Вообще, пора добить все бумаги, превратив их в новые книги!

Это выписки, выжимки из нескольких потрясающих книг. Это может помочь вам понять, как стать настоящим писателем, как стать настоящим сценаристом. И я решила привести их в надлежащий вид и отдать вам в вечное пользование!

50 фишек, написанные мной под впечатлением от изучения книг Джеймса Фрея, Митты. Вещи реально важные в писательском мастерстве. Даже если вы их знаете давно, в чем я не сомневаюсь, напомнить их себе не помешает.

Если вы пустите в ход и закрепите в действии хотя бы 3-5 вещей, то одно это уже поднимет ваш уровень в формате взлета.

Читать дальше ИнформацияТайна старых записей…

ВОР (отрывок из трилогии)

ВОР (отрывок из трилогии)

Вор

маска см

 
Дверь подъезда была открыта.
Не веря своему счастью, я прошмыгнул внутрь и спрятался за открытой второй дверью. Я был пару раз в этом подъезде и знал, что ее закрывают лишь в сильные морозы. Только бы никто из жильцов подольше не выходил.
Я стоял в тишине пару минут. Как вдруг на втором этаже раздался самый зловещий и громкий звук, который я когда-либо слышал — щелчок замка, послышались голоса — ребенка и женщины.
Они разговаривали так громко, что мне до одури захотелось сжать уши руками.
Я замер. В какую-то секунду они прошли мимо меня так близко, что когда полноватая женщина с желтыми волосами кашлянула, я услышал ее дыхание. Я зажмурился: мне отчего-то показалось, что мои глаза могут меня выдать.
— Все, мой сладкий, удачного дня! — услышал я прямо перед собой.
Приоткрыв глаза, сквозь щель в двери я увидел, как девочка в белой шубке с ранцем на спине выскользнула на улицу, а полная блондинка в халате, нагнувшись, целует ее в щеку.
  • Пока, мам!- пропищал, удаляясь, голосок.
Женщина стояла в проеме двери и махала рукой. Я мог разглядеть ее в деталях. Ее лошадиный профиль, сморщенную улыбкой щеку.
Каждая полоска на ее замусоленном халате въелась в мое сознание, как грязь в трещинки пальцев. На ней были старые шлепанцы на босу ногу, и ее оттопыренная потрескавшаяся пятка показалась мне ближе моей руки.
Если она меня заметит — мне смерть. Сегодняшний ночной мороз меня добьет. Я решил, что если она обернется и увидит меня, я ее задушу.
Читать дальше ИнформацияВОР (отрывок из трилогии)
Ромачка и Линачка

Ромачка и Линачка

Отрывок из нового романа

МЫСЛИ-2

Доктор снова осмотрел меня. За последний месяц он осматривал меня уже пятый раз. Его реакция всегда была одинаковой:

— Ничего не могу понять. Что с вами творится? Ей-Богу. — и выдыхал: к пульмонологу, только к нему.

— Ну вот и сейчас свербит. Сил уже никаких, как свербит на макушке. Я уже китайскими палочками чешу голову, а все свербит. Оно музыкой проходит. Звуком таким, как, знаете, будильник звонит и звонит утром…

— Нервный тик, может?

Я молчал. Доктор смотрел куда-то в сторону, равнодушно, как картонный человечек, которого чьи-то опытные пальцы двигают всякий раз по заезженной колее. Звук пробивал мою голову насквозь. Он топорщился из головы, лез, как иголки из дырявого мешка. Дергал какие-то ниточки в моем мозгу с настойчивостью глумливого ребенка, отщипывающего от крылышка бабочки.

Тик прекращался и начинался снова. Пока я не стал подниматься на поверхность, и, наконец, вынырнул наружу из забытия.

Это звонил мой телефон. Опустив руку, я пытался нашарить его на полу возле кровати. Дикая мелодия кантри рвала на части мои нервы откуда-то из угла комнаты.

Точно, вчера я поставил его заряжаться. Откинув мягкое теплое одеяло, я выскользнул в стылую комнату. Кому так приспичило с самого утра?..

— Да…

Сначала я не понял, что происходит: из трубки доносилось какое -то клокотание, словно линия связи была повреждена.

— Алле!

— Ромачка… Линачка умерла… Читать дальше ИнформацияРомачка и Линачка